Священномученик Феофан, епископ Соликамский

†ПАМЯТЬ — 24 ДЕКАБРЯ

 

episkop_feofan_il_menskijСвященномученик Феофан родился 26 сентября 1867 года в с. Содом Саратовской губернии в семье бедного сельского дьячка. В крещении был наречен Сергием в честь преподобного Сергия Радонежского. Очень рано будущий святитель лишился отца и рос на попечении матери, глубоко религиозной, кроткой и смиренной женщины, и на попечении своего дяди — вдового священника протоиерея Димитрия Тимофеевича Алексеевского, евангельски доброго и скромного пастыря.

По окончании Саратовской Духовной Семинарии, в 1888 году поступил в Казанскую Духовную Академию, которую окончил в 1892 году со степенью кандидата богословия за сочинение «Филарет, архиепископ Черниговский, как проповедник». Во время обучения окрепло его желание посвятить свою жизнь многотрудной пастырской деятельности. «В семинарии желание мое идти в священники не только не прошло, наоборот, под влиянием одной чудной книги — «Письма о должностях священного сана», с которой я не расстаюсь и сейчас, созрело в непременную решимость быть священником, и притом в селе», — вспоминал святитель.

С сентября 1892 года преподаватель педагогики в Саратовском епархиальном женском училище.

С 7 октября 1894 года — законоучитель Саратовского Мариинского реального училища.

В 1894 году рукоположен во диаконы епископом Саратовским Николаем (Налимовым). Осенью того же года, не позднее 9 октября 1894 года, тем же епископом рукоположен во иерея. Служил настоятелем Саратовского Кафедрального Собора.

С 1898 года — настоятель домовой церкви Саратовского реального училища.

С 20 сентября 1902 года — председатель Совета Саратовского Епархиального женского училища.

С марта 1909 года— законоучитель Саратовского Мариинского Института благородных девиц. В этом году в Саратовской церковной газете выходит его критическая статья «Современный социализм перед судом слова Божия».

В 1911 году рукоположен в протоиереи.

С 4 сентября 1911 года исполняющий должность редактора «Саратовского Духовного Вестника». Был также благочинным домовых церквей Саратова. Отец Сергий много публикуется и постоянно проповедует в Саратовском кафедральном соборе и других храмах города.

В 1913 году, когда мать была похоронена, а дочь получила достойное воспитание, протоиерей Сергий, согласно прошению, 31 августа 1913 года был зачислен в братство Валаамского монастыря. 14 августа 1914 года, в предпразднество Успения Божией Матери, в Спасо-Преображенском соборе Валаамского монастыря игуменом Маврикием рукоположен во иеромонаха. 14 сентября 1914 года в Рождественском соборе 8-го Финляндского стрелкового полка епископом Сердобольским Серафимом (Лукьяновым) рукоположен во архимандрита.

С 12 августа 1914 года — смотритель Балашовского духовного училища (г. Балашов, Саратовская губерния). В это время Саратовскую кафедру занимал прибывший из Перми епископ Палладий, положивший много трудов для развития на Урале миссионерской деятельности. Под его руководством архимандрит Феофан открывает в Балашовском уезде миссионерские курсы.

10 сентября 1916 года назначен ректором Пермской Духовной Семинарии. Прибыв пароходом в Пермь 5 октября 1916 года, архимандрит Феофан обратился с амвона к своим новым подопечным и воспитанникам со словами: «Я — ничто, все благое во мне соделывает благодать Божия. Готов потрудиться при содействии и помощи сей благодати и среди вас. Будем назидать друг друга, дабы соделаться нам живыми камнями в здании Церкви Господа Иисуса Христа…». Простота и сердечность, отеческая забота о нуждах своих учащихся стяжали архимандриту Феофану общую любовь, несмотря на короткое время его службы в семинарии.

За труды награждён Орденом Св. Анны III степени.

25 февраля 1917 года в Крестовой церкви Архиерейского дома состоялось наречение архимандрита Феофана во епископа Соликамского, викария епископа Пермского. На следующий день в Спасо-Преображенском кафедральном соборе была совершена архиерейская хиротония. Таинство совершили епископ Пермский Андроник (Никольский), епископ Глазовский Павел (Поспелов), епископ Барнаульский Гавриил (Воеводин), епископ Петропавловский Мефодий (Красноперов) и епископ Челябинский Серафим (Александров) при 12 архимандритах, включая Варлаама Белогорского, Хрисанфа Соликамского и Ювеналия Фаворского, протоиереях и иереях и протодьяконе Матвее Попове. Епископу Феофану был вручен посох святого Стефана Пермского («Пермские епархиальные ведомости». — 1917. — №7-8. — С. 149).

Учреждение в Соликамске викарной кафедры и назначение на нее викарного епископа изначально предусматривало, что в отсутствии Правящего Архиерея викарный епископ Феофан будет жить в Перми, в Архиерейском доме, управляя делами Пермской епархии и совершая богослужения. Так и было: после избрания в 1917 году епископа Андроника членом Поместного Собора Российской Православной Церкви, который принимал участие в двух сессиях Собора, с 15 августа по 9 декабря 1917 года и с 20 января по 20 апреля 1918 года, и длительное время находился в Москве, а в ночь с 3 на 4 июня 1918 года был заключен под стражу, пермской епархией временно управлял епископ Феофан (Ильменский).

В Соликамск Владыка прибыл 12 марта 1917 года, приступив к управлению викариатством. Канцелярия и резиденция викарного епископа находилась в Свято-Троицком Соликамском мужском монастыре, настоятелем которого был назначен сам епископ Феофан. Кафедральным храмом стал Троицкий собор на главной площади г. Соликамска.

В течение следующих пяти месяцев епископ Феофан занимался объездом подведомственных ему приходов и совершением богослужений. Вероятно, епископ Феофан совершал пешие визиты по храмам Чердынского уезда, так как Чердынская управа отказала викариатству в предоставлении конного выезда. В пределах Соликамского уезда епископ Феофан располагал бесплатной казенной тройкой лошадей.

Для организации управления обширной церковной территорией при викарии был создан пресвитерский совет из 6 протоиереев. С целью проведения намеченных Святейшим Синодом преобразований в жизни приходов намечалось провести съезд представителей духовенства и мирян по Соликамскому и Чердынскому уезду.

С лета 1917 года епископ Феофан активно помогал в делах по управлению епархией Правящему Архиерею — епископу Андронику. 7 — 8 июня 1917 года епископ Феофан вместе с епископом Пермским и Кунгурским Андроником совершили освящение Крестовоздвиженского собора на Белой горе. 8 июля 1917 года он напутствовал на паперти Кафедрального собора женскую боевую дружину «батальон смерти», численностью 114 человек, отправлявшуюся на фронт. В начале августа 1917 года епископ Феофан прибыл в Пермь, где 8 августа состоялся епархиальный церковный съезд, на котором были избраны делегаты на Поместный собор Российской Православной Церкви от Пермской епархии. 9 августа 1917 года, в связи с отъездом на 1-ю сессию Поместного собора архиепископа Андроника, епископ Феофан временно принял на себя управление Пермской епархией.

В сентябре — октябре 1917 года епископ Феофан принимает активное участие в укреплении братии Белогорской обители. Им были рукоположены в священный сан несколько белогорских иноков: в сан иеромонаха — иеродиаконы Афанасий (Одегов) , Иоанн (Новоселов)и Владимир (Жижин); в сан иеродиакона — монах Виссарион (Окулов), Матфей (Банников).

Незадолго до октябрьской революции к епископу Феофану обратилась настоятельница Чердынского монастыря игумения Руфина (Кокорева), которая просила благословения исполнить просьбу Великой Княгини Елизаветы Феодоровны побывать у своей сестры Императрицы Александры Федоровны в Тобольске. Однако епископ Феофан не благословил игуменью на это опасное путешествие.

В октябре 1917 года, получив известия о совершённом в Петрограде перевороте, епископ Феофан выступил с обращением через «Пермские епархиальные ведомости» призывая паству «хранить православную веру».

К середине декабря 1917 года владыка Феофан вернулся в Соликамск, но ненадолго. К 20 января 1918 года он вновь приехал в Пермь. 28 января 1918 года в Перми был опубликован декрет СНК «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». В знак протеста по поводу издания этого декрета, 4 февраля 1918 года в Перми состоялся «небывалый по многолюдству и одушевленности крестный ход по поводу воздвигнутого гонения на церковь. Были произнесены речи. Пелись пасхальные песнопения. Во главе — епископ Феофан. Порядок полный» писали «Пермские епархиальные ведомости» (Пермские епархиальные ведомости. — 1918. — №4-5. — С. 54). С хоругвями и иконами по оживленным центральным улицам прошло около 3 тысяч человек. По свидетельству очевидцев, из толпы раздавались голоса: «Большевики хотят разрушить православную Церковь, отнять у нас духовное утешение, изгнать священников, запечатать храмы. Они безбожники!».

В марте 1918 года неизвестные лица по всему Соликамску расклеили воззвания, призывающие к активному выступлению против большевиков. Текст воззвания был отпечатан на оборотной стороне церковных документов. Естественно, подозрение в подстрекательстве пало на духовенство. 4 марта 1918 года пастырское собрание соликамского духовенства во главе с благочинным Градо-Соликамского округа В. Извольским постановило: «Довести до сведения Соликамского Исполнительного комитета солдатских, рабочих и крестьянских депутатов, что духовенство, как раньше, так и теперь, находясь вне политики и каких-либо в этом роде выступлений, не могло даже и думать о таком в высшей степени гнусном поступке, тем более, что и со стороны Совета не было по отношению к духовенству каких-либо распоряжений, которые могли бы поставить духовенство в компромиссное к Совету положение. Посему духовенство с гневом отвергает провокаторское выступление со стороны темных личностей, просит Совет принять уверение в лояльности отношений духовенства ко всем гражданам без различия партийности и служебного положения».

Но епископ Феофан остался недоволен нейтральной позицией по отношению к советской власти своих подчиненных. Находясь в Перми, Владыка наложил на документах пастырского собрания следующую резолюцию: «Отцы и братие! С великой грустью прочитал я сей журнал пастырского собрания духовенства церквей г. Соликамска. Пастыри Церкви, служители «идеалам христианства» выражают «лояльность» всем гражданам без различия…, в том числе и проявившимся среди нас, к глубокому сожалению, людям, отторгшимся от единства веры с нами, насильникам и грабителям, наполнившим город наш грабежами и убийствами…Куда пошли 500 000, взятых у граждан г.Соликамска? Где хлеб, обещанный ими? …Нет! Не так должны были Вы ответить Комитету и населению на провокаторские обвинения 4 марта, расклеенные на улицах Соликамска. С негодованием отвергнув обвинение в том, что будто бы Вы призывали к вооруженному восстанию против бандитов и избиению их, Вы в то же время должны были, как пастыри, как соль земли, как свет мира, высказать свой нравственный суд насильникам и грабителям, выразить им свое негодование и порицание…Обращаюсь с сим призывом к иерейской совести всякого из Вас. Не посрамите моей совести пред Вами скорбящей «о вашем искушении от врага…». В заключение послания, пригрозив судом Патриарха, епископ Феофан благословил Благочинного вновь собрать пастырское собрание и вынести свое суждение.

11 апреля 1918 года, по возвращении епископа Андроника с сессии Поместного Собора, епископ Феофан снова вернулся в Соликамск, где большевики начали конфискацию церковного имущества Соликамского мужского монастыря. Защищая святыню, Владыка Феофан призвал жителей Соликамска «дать твердый отпор антихристианскому походу на Святую Церковь».

В ночь с 3 на 4 июня власти арестовывают архиепископа Андроника. Уходя под арест, Владыка оставил епископу Феофану письменное распоряжение «вступить в управление епархией в случае его — Архиепископа Андроника — насильственной смерти». В случае же кончины епископа Феофана предписывалось передать управление Вятскому епископу Никандру.

В конце июня 1918 года, после ареста и казни священномученика архиепископа Пермского Андроника, владыка приехал в Пермь и принял управление Пермской епархией. Правящий Архиерей был арестован и увезен в неизвестном направлении. Священнослужители прекратили совершение обрядов, кроме отпевания покойников. Стихийно собравшиеся на улицах православные христиане требовали освобождения архиепископа Андроника и проклинали большевиков. Организованные же властями митинги обвиняли во всем духовенство и потрясали устрашающими резолюциями. 26 июня епископ Феофан отменил «забастовку духовенства», ставшую причиной ареста многих священнослужителей Пермской епархии.

6 июля 1918 года Патриарх Тихон подписал указ о перемещении на Пермскую кафедру епископа Волоколамского Феодора. Ожидая прибытия новоназначенного Правящего Архиерея, епископ Феофан продолжал управлять Пермской епархией. Вести епархиальные дела Владыке помогали протоиерей Шестаков и секретарь Желателев.

Именно в это время из северных уездов губернии стали поступать известия об арестах и казнях священников. По самым скромным подсчетам, жертвами «красного террора» в 1918 году стали 19 священнослужителей Соликамского викариатства. Получая трагические известия, Владыка сердечно молился за арестованных и погибших.

Летом, и, особенно, в сентябре-октябре 1918 года уже повсеместно начались расстрелы и аресты священнослужителей, конфискации церковного имущества и обыски в архиерейском доме стали привычным явлением.

Вскоре, в конце лета, он и сам был арестован. 1 июля 1918 года, в канун Дня памяти пророка Илии, епископ Феофан за всенощной произнес слово по поводу ареста и убийства в г. Усолье большевиками священника Михаила Накарякова, после чего отслужил по нему панихиду. За службой поминал его как священномученика. Затем он позвал к себе сына о. Михаила — Николая, служившего диаконом в Троицкой церкви Перми, и сказал: «В память отца-мученика будешь рукоположен в сан священника. Иди вслед за отцом». По свидетельству архимандрита Хрисанфа (Клементьева), настоятеля Свято-Троицкого Соликамского монастыря, именно этот случай послужил поводом для большевиков начать преследование епископа Феофана.

В материалах следственной комиссии правительства Колчака, обстоятельства ареста епископа Феофана выгладят следующим образом: «В сентябре 1918 г. к епископу Феофану пришел председатель Соликамской Земской управы Дмитрий Николаевич Антипин, скрывавшийся от большевиков, и ради спасения своей жизни просил назначить его куда-нибудь псаломщиком, на что Владыка согласился. Антипину был выдан определительный указ на службу. Но, к несчастью, он был кем-то опознан, и у него были отобраны выданные епископом Феофаном документы. Вскоре ЧЕКа были арестованы помощники Владыки — протоиерей Шестаков и секретарь Желателев. Опасаясь применения к ним репрессий, епископ Феофан 17 октября 1918 г. по собственному почину лично отправился для объяснения в Чрезвычайную комиссию, откуда ему уже было не суждено вернуться. Там он был арестован и посажен под стражу в Пермский арестный дом… Архиерейские покои после ареста епископа Феофана были разграблены».

Из свидетельских показаний надзирателя Пермского арестного дома В.С. Смирнова известно, что «Преосвященный Феофан месяца 2 находился в Арестном доме: первоначально он сидел в одиночной камере, по соседству с каким-то анархистом и большевиком. Они при каждом удобном случае всячески над ним издевались и этим довели его до сильного нервного расстройства. Потом он был переведен в общую камеру, к белогорским монахам, сидевшим там за отказ от принудительных работ, и там он успокоился…».

22 декабря 1918 года священник Пермской Крестовой церкви Салтурин получил от епископа Феофана письмо, в котором он сообщил о состоявшемся разбирательстве его дела в следственной комиссии, которая определенного решения еще не вынесла. На следующий день принесли из арестного дома принадлежавшие епископу Феофану подушку, одеяло, драповую рясу и дарохранительницу. Этот факт говорит о том, что епископ Феофан, находясь в заключении, постоянно причащался Святых Христовых Таин.

За несколько дней до освобождения Перми войсками армии Колчака, 23 декабря 1918 года, большевики подвергли владыку изощренным мучениям. Следственной комиссией было установлено, что 23 декабря около 4 часов ночи в арестный дом явился конвой красноармейцев и 2 палача, в числе которых был член президиума ЧЕКа Воробцов. Последний предъявил приказ, подписанный Председателем Чрезвычайной Комиссии Харитоновым по разгрузке мест заключения в городе Перми, ее членами Малковым, самим Воробцовым и секретарем Депсисом. В приказе значилось выдать товарищу Варанкину 10 арестованных. Первым в приказе значился епископ Феофан, 4-м — монах Савва (Холмогоров). Пришедшие просили дать им веревок, но таковых не нашлось, после чего епископ Феофан с надетыми на руках стальными поручами был уведен вместе с другими из арестного дома. Вместе с епископом Феофаном на казнь были уведены 6 монахов Белогорского монастыря, какой-то офицер-поляк и железнодорожный агент Малярин. Уходя, Преосвященный Феофан благословил всех присутствующих и просил у всех прощения.

В тридцатиградусный мороз Владыку привели на берег уже замерзшей р. Камы, раздели, сплели ему волосы и, продев через них жердь, стали медленно опускать его в прорубь, с тем чтобы спустя полминуты вновь поднять его над прорубью и вновь опустить. Святителя многократно погружали в ледяную прорубь реки Камы. Через 15-20 минут тело владыки Феофана покрылось льдом толщиной в два пальца, но он все еще оставался жив. Тогда палачи его утопили. Многочисленные свидетели видели весь этот ужас. На следующий день город был освобожден войсками адмирала Колчака. «Пермские епархиальные ведомости» 28 марта 1919 года писали: «Епископ Феофан в ночь на 11/24 декабря 1918 г. после истязаний и многократного погружения в воду утоплен в Каме». О том же писали газеты «Освобождение России» и «Современная Пермь».

По свидетельству одного из выживших узников пермского арестантского дома, палачи брали из камеры почти каждый день по 10-12 человек: на дворе скручивали руки и уводили на реку к проруби. На реке завязывали глаза и приказывали идти, командовали «направо» и «налево», пока человек не сваливался в прорубь. Обычно большевики практиковали утопление в проруби реки Камы путем многократного погружения в воду. Представителей духовенства, которых часто убивали таким изощренным способом, красноармейцы шутливо называли «водолазами».

В результате проведенного расследования 10 мая 1919 года прокурор Пермского окружного суда Министерства юстиции по Уголовному отделению П. Шамарин вынес заключение: «Следует считать, что убийство епископа Феофана и спуск его тела в прорубь достаточно точно установлены…».

В июне 1919 года Сибирское Высшее Временное Церковное Управление на место убиенного епископа Феофана назначило на Соликамскую кафедру ректора Уфимской Духовной Семинарии архимандрита Варлаама (Новгородского).

По благословении Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, 2 июля 1998 года Пермская епархия причислила епископа Феофана (Ильменского) к лику местночтимых святых. Священномученик Феофан Ильменский причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Память совершается 11/24 декабря.

Культурное наследие Прикамья

Источники:

  • Агафонов П.Н. Епископы Пермской епархии 1918-1928. — Пермь, 1997. — С. 3-24, 31.
  • Балмасов С.С. Красный террор на Урале. — М.,2006. — С.136-158.
  • Веденеев А., свящ. «Да укротит Господь ярость их на нас…»: К житию новосвященномученика Феофана, епископа Соликамского // Гребневский листок. — Фрязино, 1996. — №11. — С. 1-6.
  • Вяткин В.В. Пермские архипастыри-новомученики. — Пермь, 1996.
  • Дамаскин (Орловский), иером. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. — Тверь, 1996. — С.182-185, 451-452.
  • Деяние о канонизации // Православная Пермь. — 1998. — Июль. — №7 (26). — С. 2.
  • Деяние Юбилейного Освященного Аpхиеpейского Собоpа Русской Пpавославной Цеpкви о собоpном пpославлении новомучеников и исповедников Российских XX века. — Москва, 12-16 августа 2000 г.
  • Ильинский П. Всемирные заговорщики. Новониколаевск, 1919. — С. 62.
  • К прославлению священномученика Феофана, епископа Пермского и Соликамского и преподобномученика Варлаама с братией Белогорского монастыря. — Пермь, 1998. — С. 11-19.
  • Королев В. «Воспевающая небо», епископ Феофан (Ильменский) // Душу не погублю. Исповедники и осведомители (в документах о методах агентурной работы. — М., 2001. — С. 119-150.
  • Королев В. Любовью побеждая страх. Жизнеописание святого архиепископа Пермского и Кунгурского Андроникав документах. // Андроник (Никольский), архиеп. Как должно жить и действовать русским людям. — М., 2003. — С. 98.
  • Любовью побеждая страх. Жизнеописания новомучеников Российских. Архиеп.Пермский Андроник, еп.Соликамский Феофан, архиеп.Черниговский Василий, еп. Семиреченский Пимен. 1867-1918 / Сост. В.А. Королев. — Фрязино, 1998. — С.66-89.
  • Мануил (Лемешевский В.В.), митрополит Русские православные иерархи периода с 1893 по 1965 гг. (включительно). Т.2. — Erlangen, 1979-1989. — С. 399.
  • Марченко А., прот. Учреждение в Пермской епархии Соликамского викариатства — Божий промысел о священномученике Феофане (Ильменском) // Материалы III краевых православных образовательных Феофановских чтений. — Пермь, 2007. — С. 37-48.
  • Нечаев М.Г. Церковь на Урале в период великих потрясений: 1917-1922. — Пермь, 2004. — С. 190-196.
  • Польский М., протопресв. Новые мученики Российские. Ч. 1. — М., 1994. — С. 70.
  • Польский М., протопресв. Новые мученики Российские. Ч. 2. — М., 1994. — С. 282-283.

 

Епископ Феофан (Ильменский)

feofanЕпископ Феофан (Сергей Петрович Ильменский) родился 26 сентября 1867 года в Саратовской губернии в семье бедного сельского диакона. В 1888 он заканчивает Саратовскую Духовную Семинарию, а через четыре года поступает в Казанскую Духовную Академию, которую оканчивает в 1892 году со степенью кандидата богословия. После окончания академии начинает преподавать в саратовских учебных заведениях.

В 1894 году Сергея Петровича Ильменского рукополагают во диакона, затем в том же году — во иерея. В 1911 году он возведен в сан протоиерея. В это же время становится редактором «Саратовского Духовного Вестника». В 1913 году он направляется в Валаамский монастырь, где через год принимает постриг с именем Феофан, а ещё через некоторое время возводится в сан архимандрита. Жить на Валааме архимандриту Феофану пришлось совсем недолго. В этом же 1914 году он возвращается в Саратов и становится смотрителем в Саратовском Духовном Училище. В 1916 году архимандрита Феофана переводят в Пермь, где он становится ректором Пермской Духовной Семинарии. 26 февраля 1917 года архимандрита Феофана рукополагают во епископа Пермского и Соликамского и назначают викарием Пермской епархии, помощником владыки Андроника.

Современники свидетельствовали о епископе Феофане как о великом молитвеннике и постнике. Простота, открытость, внимание его к нуждам людей были известны ещё со времен его ректорства в Пермской Семинарии. Владыку также знали как бесстрашного обличителя безбожия.

Во время пребывания архиепископа Андроника на Поместном Соборе в августе-декабре 1917 года и в январе-апреле 1918 года епископ Феофан исполнял его обязанности по управлению епархией. 4 февраля 1918 года он возглавил в Перми небывалый по многолюдству крестный ход, устроенный в связи с гонениями на Церковь. Вернувшись в Соликамск, владыка Феофан продолжил своё стояние за Святую Церковь и всячески увещевал духовенство не проявлять молчаливую покорность насильникам и грабителям. Когда в 1918 году волостной земельный отдел «просил» Троицкий монастырь в Соликамске прислать планы сенокосных лугов для дальнейшего их изъятия, владыка ответил: «…предстанет Страшному Суду Всемогущего Бога всякий, кто осмелится для чего-либо захватывать принадлежащие Церкви земельные угодья и какое-либо достояние Церкви Божией. Без разрешения власти архиерея, Преосвященного Андроника, не имею права разрешать высылать планы…»

Перед своим арестом владыка Андроник даёт письменное распоряжение своему викарию владыке Феофану «вступить в управление епархией в случае его насильственной смерти». После зверской расправы над владыкой Андроником епископ Феофан, полностью посвящая себя благоустроению вверенных ему приходов, переезжает в Пермь и 22 июня 1918 года принимает управление Пермской епархией. Опасаясь бунта, большевики этому не препятствовали. Но не долго святитель управлял епархией.

… За несколько дней до взятия Перми белыми на лёд замерзшей Камы из тюрьмы доставили девять заключенных — епископа Феофана, трёх священников и пятерых мирян. Их всех не просто расстреляли — это было бы слишком гуманно для чекистов. Перед тем, как лишить жизни того или иного заключённого, изуверы всякий раз придумывали что-то новое: в их обиходе было сожжение заживо, закалывание штыками, помещение арестованного в «каменный мешок», где скрюченный человек не мог разогнуться… много пыток в своём арсенале имели картавые служители большевистской «фемиды».

Епископа Феофана раздели донага, не поленились заплести его волосы в косички, связали их между собой, затем, продев в них палку, приподняли святителя в воздух и начали медленно опускать в прорубь. Затем медленно подняли, спустя полминуты вновь опустили в прорубь и вновь подняли над ней. Всё это зверство совершалось на глазах у многочисленных свидетелей — пасомых владыки, которые плакали и молились за своего любимого пастыря, но ничего не могли поделать из-за многочисленной чекистской охраны.

Палачи мёрзли. Пришлось сменять друг друга, а Владыка, покрывшись льдом, всё не умирал. Чекисты так продрогли, что уже сами не рады были продолжать пытку, но не доделать своё дело они тоже не могли. Глумление продолжалось более пятнадцати минут! Испытание для человека страшное! Не всякий мог бы вынести и десятой доли страданий, выпавших на долю епископа Феофана. Лишь когда толщина льда превысила несколько сантиметров, он отдал Господу душу.

На Архиерейском Соборе 2000 года в числе прочих новомучеников были причислены к лику святых епископ Соликамский Феофан (Ильменский) (священномученик) и с ним убиенные два священника и пять мирян. Их память совершается 24 декабря по новому стилю.

Источник: Голосъ совести № 3, 2003 г.


Фильм Соликамского ТВ повествует о последних днях служения на Соликамской земле священномученика епископа Феофана, зверски замученного красноармейцами 24 декабря 1918 года. 

Количество просмотров: (35)