Родник духовный

О церковной иерархии

 

Проповедь митрополита Варсонофия 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

В связи с апокалипсическим настроением иногда в обществе появляются самочинные группы людей, которые перестают слушать голос Матери Церкви, начинают критиковать иерархию, не понимая о том, что только в соединении с канонической иерархией возможно спасение.

Из Священного Писания мы с вами знаем, как Господь избрал апостолов. Затем святые апостолы передали то, что они могли передать и что могло быть воспринято. Кроме лично апостольского достоинства, которое непередаваемо, они передали те дары, которые или присуще христианам лично, или же Церкви как обществу в целом. Они передали всем верующим благодатные дары Духа Святого, которые низводили через руковозложения. В христианской Церкви иерархия прежде всего – это власть совершать тайнодействие, поскольку она является носительницей таинственной сверхчеловеческой и сверхприродной силы.

После святых апостолов, в первый послеапостольский век совершение Таинства Тела и Крови становится делом епископов, а постепенно сюда присоединяются и другие Таинства, вошедшие в употребление в Церкви. Епископ в осуществлении своей власти действует с Церковью, но не над Церковью, которая есть духовный организм любви: согласие с Церковью и единение с нею составляет само условие бытия епископа. До сих пор церковному народу принадлежит своя доля участия в избрании епископов, в чем и выражается духовное единение клира и мирян: народ принимает участие даже в рукоположении, совершаемом епископом, ибо в соответствующий момент провозглашает своё «аксиос». «Никто да не поставляется, пишет святитель Лев Великий, епископ Римский – против воли и желаний народа, чтобы народ, пережив принуждение, не возненавидел и не стал презирать нежелаемого епископа».

Отказаться от общения с епископами, больше бедствия не придумаешь. Лишить себя иерархии значит обеднить, опустошить церковную жизнь, значит, в известном смысле, изгнать апостолов и Самого Пославшего их из Церкви, и не может быть большего церковного бедствия и большего заблуждения, нежели то, вследствие которого в начале 16 века некоторые церковные общества, охватывающие целые народы, под предводительством Лютера и его сподвижников, лишили себя Священства и поныне остаются без таинств, без благодатных даров, в них подаваемых. За последние 15 лет у нас в Мордовии зародилось 13 протестантских сообществ – и это есть наша величайшая церковная скорбь. Единицы возвращаются из этих сект, но сотни людей находятся в заблуждении и неизвестно, взыщут ли они иерархии апостольского преемства.

Связь иерархии с мирянами выражается не во властвовании, но во взаимной любви, со стороны иерархии попечительно-отеческой, со стороны паствы – признательно-сыновней.

Господь говорит: «пастырь добрый полагает жизнь свою за овец. И овцы слушают голоса его, и он зовет своих овец по имени и выводит их. И когда выведет своих овец, идет перед ними; а овцы за ним идут, потому что знают голос его» (Ин. 10, 11; 3-4). Полнота власти тайнодействия принадлежит только епископу. Священник при своем Посвящении получает власть тайнодействия не во всей полноте, притом и её он осуществляет в каноническом единении с епископом, в котором и сосредотачивается харизматическая полнота. Диакон же получает силу лишь приближаться к святыне и служить при тайнодействии, но не совершать его.

Пастырь Церкви Божией, получая благодать Священства, становится духовным отцом вверенной ему епископом общины верующих. За богослужением он каждым своим возгласом свидетельствует, что Христос есть Сын Божий и всё, что совершается в Таинствах Церкви, совершает Его властью и силой.

Святитель Иоанн Златоуст говорит: «Свидетельствовать невозможно, если сила Духа Святого не подкрепит духа свидетеля. Без её содействия невозможно быть свидетелем. Свидетель – это свидетельствующая словами благодать. Всякий вестник Истины есть свидетель Божий».

По преемству, ведущему свое начало от апостолов, епископы Церкви в таинстве Священства ставят новых свидетелей – иереев, чтобы они в свою очередь, через совершения всех Таинств, естественно кроме Хиротонии, пасли словесное стадо Христово и увеличивали число свидетелей о Христе во все времена. Священник, совершая обязанность пастыря, пробуждает у верующих желание жизни во Христе, к которой он сам приобщился и которая прорастает в сердцах всех людей от действия благодати Божией. При этом и душа священника «живится» тем святым созерцанием, которое дают Таинства: к тому же направляет и каждое его священнодействие. Священники несут людям вечную жизнь, запечатлевая «печатью» Духа Святого всех верующих, кто принимает участие в Таинстве Церкви.

Освящение своей паствы Таинствами церковными – основная задача пастыря и в этом должны быть его сердечные труды. Любой отказ священника от совершения какого-то бы ни было Таинства недопустим. Ещё в 12 веке Новгородский епископ Нифонт на вопрос Кирика по поводу участия священника и мирянина в таинстве Покаяния говорил: «Грешно священнику не принимать на исповедь. Человек хочет сказать пред тобою все, любя тебя, а к иному не пойдет или не исповедует всего, стыдясь: «в таком случае пусть ты будешь святой муж, начнешь творить чудеса и воскрешать мертвых, но если не примешь человека на исповедь, идти тебе в муку; если же примешь, но не управишь, тоже, а он будет без греха».

Задача священника раскрыть душу пасомого для принятия потока благодати. Священнодействиями службы священник скрепляет соприкосновение Божественного и человеческого и Новый Завет Бога и человека для того, чтобы человек начал жить не сам по себе, но стал ответственным носителем святыни Божией, обладателем благодати Духа Святого, тайнозрителем и участником Царства Божия, чадом Христовым, свидетельствующим своей жизнью о Христе Иисусе, Господе нашем.

Святитель Феофан Затворник, рассуждая о пастырском служении, говорит: «Пастырское служение обнимает всё, что совершается в Церкви: все чины церковные, молитвенные, освятительные, тайносовершительные. Это сердце пастырских трудов. Проповедь действует, конечно, но если не закрепить её в сердце силой Божией, действие её испортится, и душа опять пуста. Сеемое словом срастворяется с душой благодатью Таинств и далее развивается молитвенными чинам Церкви…Благодать созидает. Следовательно, дело служения в показном смысле (то есть совершение Таинств и молитвы) должно занимать наибольшую часть попечений пастырских. Если пастырь ведет эту часть боголепно, то видит дивные плоды своего пастырства – невидимое таинственное пасение паствы».

Святые отцы учат, как узнать кто есть пастырь – молитвенник. Тот священник есть настоящий добрый пастырь Православной Церкви, тот добрый борец и победитель, который духом своим живет в мире горнем, а здесь является как бы гостем оттуда. Сила и средства, переносящие человека из одного мира в другой – есть молитва. Молитва была жизнью святого праведного Иоанна Кронштадского, он почти ежедневно либо сам служил Литургию, либо причащался и таким образом он воплотил в своей жизни все лучшие черты пастырства.

Поэтому, дорогие братья и сестры, будем в общении с Матерью Церковью через наших канонических священников. Не будем увлекаться тем, что не касается нашего ума и нашего сердца, а то, что касается, будем слушать через Церковь, и через наше Священноначалие, которое неленостно печется и заботится о нас, и никогда не бросит свою паству, как делают это наемники.

Будем церковными людьми, знающими, что Господь в Церкви, Она Тело Его и врата адова не одолеют Её до скончания века. Аминь

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*