Историческое наследие

Новые факты из жизни прп. Трифона Вятского. Часть 4

Мы продолжаем разговор о новых фактах жизни преподобного Трифона Вятского с церковным краеведом протоиереем Артемием Веденеевым.

События 1577-1578 гг. Новые имена.

Что же это за новое родство у Семена Строганова? Чем его новая родня примечательна?

Преподобный Трифон, архимандрит Вятский, чудотворец.

Двоюродный дед Евдокии Лачиновой, Мокей Григорьевич Лачинов, знавший казанско-ногайский язык, в 1557 году был послом Грозного в Ногайской Орде. Посольские книги (сохранившиеся в РГАДА) подтверждают — «Мокей Григорьев сын ездил к Али мирзе». Это февраль 1557 года. А уже 22 августа того же года известие о присылке с Волги писем от послов Ивана Тверетинова и Мокея Лачинова.

Примечательный факт: в «Словаре древне-русских собственных имен» встречаем запись — «Добыча Лачинов, московский боярский сын». И дата! 1551 год! И в «Ономастиконе» С.В. Веселовского он упомянут — «Нестер Добыча Лачинов, дворянин…» Год 1566! К чему так подробно? К тому, что и Исай Григорьевич «Строй» Лачинов, и дети его: Нестор «Добыча», Василий, Тимофей — были дворянами. И социальный статус их был выше. Еще до того как Строгановы пришли в Пермь Великую.

Сватовство удачное… К деньгам и власть, и связи?

Сошлюсь на исследование «Москва и Искер в 1569-1582 гг. в контексте международной политики». Авторы приводят две точки зрения на географические ориентиры, указанные в царской грамоте 1574 года. Так, ссылаясь на Миллера, можно считать, что Тахчея и Тобол располагались между Ногайской Ордой и Сибирским ханством. А Е.Н.Шумилов, — что Тахчея — это территория в верховьях Чусовой. И вероятно здесь пересечение многих торговых интересов — Ногайской Орды, Сибирского ханства и даже Бухары!

Цитирую исследование: «Известно, что государства Средней Азии в большом количестве покупали у русских купцов меха пушных зверей, мед и воск. Причем значительная их часть шла из Перми через Строгановых, в том числе это было и меха из Сибири и Югры..»

Посольская книга по связям России с Ногайской Ордой (1577-1579 гг.) открывает нам новые страницы. Теперь мы знаем, что родной брат Нестора — Тимофей также был послом. И поехал Тимофей Лачинов с Волги в Нагаи мая в 17 день. В памятке ему читаем: «да по государеву наказу велено Тимофею живучи в Нагаех проведати о Крымских и Нагайских вестех себе тайно». Тайно, да. То есть еще и разведчик.

Что же мог разузнавать Тимофей?

Прочтем и далее. «А как Тимофей в Нагаи в Ак мирзины улусы приехал, покамест в Нагаех был у Ак мирзы; и к Тимофею приезжал в стан Сибирского Царя Кучумов посол Таиляк и говорил с Тимофеем Таиляк, что Государь его Кучюм хочет вперед Государю Царю и Великому Князю в дружбе быти…»

Зачем искал Кучум дружбы с Грозным?

Вот зачем и к чему. «А приезжал а Ак мирзе Кучюмов посол Таиляк по лошади и по овцы… А Ак мирзе лошади и овцы дати, а дочь Кучюмову Ак мирзе взяти за себя». То есть за калымом, за новую жену. И Грозному показать, что новое родство делает его, Кучума, сильнее. И ясак ему, Кучуму, сиречь дань Ивану Васильевичу, не увеличивать и скоро не спрашивать. Ведь он потомок Чингизхана. И не он, Кучум, данник Грозного, Белого Царя, а наоборот.

Какой поворот!

И послал Иван IV Васильевич сплетать новые узелки второго брата. Нестор Лачинов, побывав годовым воеводой в Арзамасе, в марте 1578 года отправился послом к Кучуму. Собирать дань. Править государев наказ.

Продолжение следует…

Новые факты из жизни прп. Трифона Вятского. Часть 5

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*