Историческое наследие

Новые факты из жизни прп. Трифона Вятского. Часть 2

Мы продолжаем разговор о новых фактах жизни преподобного Трифона Вятского с церковным краеведом протоиереем Артемием Веденеевым.

События 1573-1575 гг. 

Преподобный Трифон, архимандрит Вятский, чудотворец.

О преподобном Трифоне: обстоятельства жизни в Перми Великой.

Было ли это удаление преподобного — уходом от опасностей? Уходом от буйностей (и превратностей) торгового пути, где и купечество проезжает, и разбойное молодечество пошаливает?

«И егда прииде к Чусовой и обхождаше многа места и обрете место на горе высоце и возлюбе е зело, сотворив малу хижину себе…» так житие повествует о преподобном.

Казалось бы, ушел да и куда в места малообжитые, совсем глухомань глухоманская… не каждый день и голос-то человеческий услышишь. Но и тут нет тишины мирной. Вычегодско-Вымская летопись то подтверждает: «Лета 7081 пришедшу ратью на Пермь Великую Маметкул сын Сибирского царя, города и повости пограбил и пожегл». Это — 1573 год! Только пришел преподобный Трифон, ещё и обжиться не успел, и набег. И какой! Рассолоподъемные башни пожжены, припасы пограблены, люд работный кто в полон взят, кто по лесам да оврагам попрятался… Тут и самому впору, хоть бежать, хоть в нору!

Ранее мы говорили о набеге пелымского князя Бегбелия на Камкор и Кергедан. Но он отправился и дальше. Продолжает Л.Сонин: «Затем пелымский князь Бегбелий, собрав достаточное сильное войско, … нечаянно подошел под Чусовской городок и оттоль учиня нападение на Сылвенский острожек и прочие села и деревни многие, выжег и разорил и убийством учинил…».

А Нижне-Чусовской и Сылвенский городки — форпосты по защите дороги на Сибирь! Где уж тут покой и тишина, когда набег за набегом!

Еще недавно по царской грамоте было разрешено Якову и Григорию «сбирая охочих людей, и остяков, и вогуличь, и югричь и самоедь, с своими наемными казаки и с нарядом своим посылати воевати, и в полон сибирцев имати…». Но и этого было недостаточно. Собственных сил не хватало. Не доставало и денег. Пришлось обращаться к младшему брату — Семену. Но он отказался помогать братьям.

Что же дальше?

Яков и Григорий пишут царю: беда за бедою накрывают нуждою, в сиротстве погибаем, а брат не пособляет.

И тут — уникальный случай! — едва ли не единственный в то время — царской грамотой от 13 января 1573 года разрешено ставить подворья от Новгорода до Соли Вычегодской… И кому? Старшей дочери Якова — Варваре! Невиданное дело! И это при том, что в 1572 года из Новгорода насильно выселили 100 купеческих семей. Отчасти повлияло и замужество Варвары: в браке была за Иваном Чудиновым, посадским человеком Вологды.
При чем удивительно, что грамота дана не её братьям Григорию или Максиму, и даже не мужу, а ей самой! От роду 27 лет!

Семейная, казалось бы, неурядица разразилась грозой. Иван Васильевич грамотой своей от 27 июня 1573 года повелел выдать Семена братьям «со всем его животом и с людьми» — ГОЛОВОЙ! Масштаб позора современному человеку трудно понять. Ведь это не просто фигура речи — выдать головой — царь мог и буквально снять голову. Хотя опричнина и была отменена, но доходы в его, царскую, казну должны платиться исправно. А коли добыча соли порушена, как отписали Яков и Григорий, и по вине Семена тоже, откуда и быть прибытку?

Пришла беда — отворяй ворота. А для самого Семена горше всего. На рубеже 1571-1572 годов он овдовел. И к тому же брак был бездетный. Отцовское наследство поделено между братьями по долям. Есть его, Семенова, доля и в Чусовских городках. Но доли теперь этой нет. Что не пожжено, то разорено. А вынужден уступить он и отдавать из казны Сольвычегодской, которую считал сполна своей. Яков-то и Григорий стоят за свое, у них, у обоих, на эти земли царские грамоты. Что ни отдай, то уже и их.

Продолжение следует…

TEXT.RU - 76.73%

Новые факты из жизни прп. Трифона Вятского. Часть 3


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*