Великий пост, Родник духовный

Неделя о блудном сыне

Милостью Божией мы с вами подошли ко второй подготовительной недели к Великому посту – Неделе о блудном сыне. Господь Иисус Христос, желая спасения людям, открывает тайны Царствия Небесного в притче о блудном сыне, которую Православная Церковь предлагает нам сегодня для назидания в преддверии продолжительного Великого поста.

Еще сказал: у некоторого человека было два сына; и сказал младший из них отцу: отче! дай мне следующую мне часть имения. И отец разделил им имение. По прошествии немногих дней младший сын, собрав всё, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно. Когда же он прожил всё, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться; и пошел, пристал к одному из жителей страны той, а тот послал его на поля свои пасти свиней; и он рад был наполнить чрево свое рожкáми, которые ели свиньи, но никто не давал ему. Придя же в себя, сказал: сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода; встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих. Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его. Сын же сказал ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим. А отец сказал рабам своим: принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги; и приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться! ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся. И начали веселиться. Старший же сын его был на поле; и возвращаясь, когда приблизился к дому, услышал пение и ликование; и, призвав одного из слуг, спросил: что это такое? Он сказал ему: брат твой пришел, и отец твой заколол откормленного теленка, потому что принял его здоровым. Он осердился и не хотел войти. Отец же его, выйдя, звал его. Но он сказал в ответ отцу: вот, я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего, но ты никогда не дал мне и козлёнка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими; а когда этот сын твой, расточивший имение своё с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка. Он же сказал ему: сын мой! ты всегда со мною, и всё мое твое, а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся.

(Лк.15:11-32).

В этой притче под человеком-отцом понимается Сам Бог. Под двумя сыновьями – весь род человеческий. Из того, что Господь называет свое создание – человека – Своим сыном, можно понять, насколько любит Бог свое создание. Далее в притче мы читаем, что младший сын требует от отца свое наследство. Он как бы так говорит: «я не хочу ждать того дня, отец, когда ты мне дашь мое наследство. Я молод, полон сил и желаний, и мне нужно богатство для удовлетворения моих потребностей. Я живу сейчас, а не потом, и я хочу быть счастливым. Мне надоели твои нравоучения. Я хочу быть свободным»! Младший сын в этой притче символизирует собой условную половину человечества – грешников, также как старший сын – праведников. В каждом человеке заложено стремление к блаженству, тоска по раю, который был утрачен людьми. Каждый человек, ему понятными способами, стремится обрести утраченное блаженство. Грех некоторыми святыми отцами рассматривается как промах или ошибочный путь ко блаженству. Мир был создан совершенным, абсолютно лишенным всякого греха, зла и страданий, т.е. праведность имеет старшинство над грешностью, ибо грех вошел в мир позднее. Как праведник живет согласно с волей Божией и не отходит от Него; так грешнику в тягость послушание Богу и он стремится от Него. Поэтому старший сын, как более мудрый, остается с отцом, а младший, как безрассудный и обуреваемый страстями, стремится уйти от отеческого попечения. Каждый из сыновей выбрали свой путь к достижению блаженства. Приточный отец, а иначе говоря – Господь, никого не неволит. Он отделяет требуемую младшим сыном часть имения и отдает её сыну в свободное пользование, предоставляя ему полную свободу в распоряжении полученного. Под «имением» в этой притче следует понимать всё, чем снабдил человека Бог: способность мыслить, говорить, все наши пять чувств, передвигаться в пространстве, творить, Землю, на которой мы живём со всеми её благами и, конечно же, дар свободы выбора.

Получив просимое, младший сын, предвкушая наслаждения от вольной жизни, как сказано: «По прошествии немногих дней», поспешил удалиться в «дальнюю сторону». Не хотел он чтобы отец своим присутствием смущал его в его свободной жизни. Отчего же так не приятно ему было общество отца? Здесь уместно привести слова евангелиста Иоанна Богослова: « Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы; ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы» (Иоан.3:19-20). Не ради добродетельной жизни пошёл младший сын с взятым у отца богатством в дальнюю сторону, не ради преумножения полученного богатства, а иначе выражаясь: не ради усовершенствования себя в добродетелях, но как говорит притча: «и там расточил имение свое, живя распутно». По словам толкователей «Дальняя сторона» есть образ далекого отчуждения грешника от Бога, глубокого падения его нравственного. Господь Иисус Христос в евангелии от Матфея говорит: « Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает» (Мф.12:30). Страсть ненасытима, будучи удовлетворена однажды, в следующий раз она потребует уже больше, т.к. стала больше и сильнее. Приточный младший сын, живя распутно, быстро растратил полученное от отца имение. Человек, водимый страстями, быстро теряет нравственную чистоту, скромность, способность трезво мыслить, совесть. Не оберегая свои пять чувств, но используя их как инструмент удовлетворения страстей: глазами смотря на развратное, ушами слушая непотребное, позволяя не скромные прикосновения, услаждаясь яствами и вином, используя соблазнительные ароматы и вдыхая наркотические средства, человек становится как дом с распахнутыми окнами и дверьми, из которого выдувается тепло и в котором веют ледяные вихри. Человек отдалившийся от Бога подобен овце отдалившейся от пастуха. Как не охраняемую овцу начинают рвать волки, так и душу, живущую без Бога, терзают страсти. Человек теряет покой и радость от своих же сильных желаний, которые тянут его в разные стороны, и с которыми он уже не в силах совладать. Как сказано далее в притче: «Когда же он прожил всё, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться». В дальней стороне, где поселился младший сын, нет любящего отца, богатого и желающего помочь ему. Голод и холод – естественное состояние той стороны. Он там один, в окружении тех, кто желает поживиться за его счет. Растратив имение отца, сын начал нуждаться и голодать. Голод заставляет его работать на злого и бессердечного жителя той стороны, под которым в притче понимается сатана. Свиньи, которых приходится пасти бедному сыну, суть страсти. Рожки, которыми питались свиньи, суть грехи, которыми страсти укрепляются и растут. Желал сын утолить свой голод этими рожками, «но никто не давал ему». Так поступает сатана: обещает человеку насыщения от страстей, но не дает ему ничего, а лишь заставляет работать дальше и больше. Ищет душа покоя, пытается обрести его в страстях, потому что они на вид жирны и питательны и обещают радость от вкушения, но лишь ещё больше в них увязает и испытывает ещё больший голод.

Натерпевшись унижения от злого господина, приточный сын приходит в себя. Это очень важный момент в жизни каждого человека: очнуться от дурмана удовольствий этого мира; посмотреть на себя со стороны; осознать свое бедственное положение раба-каторжника, пасущего свиней своих удовольствий. Вспомнив об отце, о том, как спокойно он жил в его доме, о том, что даже нанятые его отцом работники не только имеют хлеб, но и избыточествуют им, а он сам здесь гибнет от голода, измученный сын принимает важное и верное решение: «встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих». Осознав, как неуважительно и даже бесчестно он поступил с отцом, какую низкую, недостойную звания сына своего отца жизнь он вел в этой стороне, он понимает, что уже недостоин своего звания сына. Так и человек, живя в Эдемском саду, окруженный всеми возможными благами, не имеющий забот о пропитании и одежде, не знающий болезней и страданий, будучи бессмертным, отверг отеческое попечение Божие о себе и доверился сатане, не сделавшему ничего хорошего человеку, но напротив, оклеветавшему Бога, и обманом погубившего его, лишил себя сыновнего достоинства. Осознавая свое состояние отчужденности от Бога, человек называет себя, подобно приточному блудному сыну, «рабом Божьим».

После осознания и раскаяния младший сын предпринимает труд по возвращении к своему отцу. Поскольку сторона, где он находился, в притче называется дальней, то и путь обратный был для него весьма продолжителен и труден. Обратный путь приточного сына есть образ нашего покаяния и труда по возвращению к Богу. В притче говорится, что сын был ещё далеко, когда его увидел отец и он не дошел до дома отца. Любящий отец сам побежал ему на встречу и «пал ему на шею и целовал его». Равно этому и мы никогда сами не сможем до конца пройти этот путь. Любящий Господь, издалека видя наш труд по возвращении к Нему, стремится к нам навстречу и принимает в Свои отеческие объятия. Верны слова о том, что если сделать шаг к Богу, он сделает навстречу к тебе сто шагов. Чувствуя свое недостоинство называться сыном, прося принять себя лишь в наемники, раскаивающийся сын, тем не менее, обращается к отцу словом «отче». Этим самым Господь говорит в этой притче о том, что каждый человек, как низко бы он не пал, до какой степени помрачения от греха ни дошел, всегда дорог Ему, дорог как любимый сын. После сыновних слов признания своего недостоинства отец, несмотря на всю скверну греха, в которую впал его младший сын, восстанавливает его сыновнее звание. Слова «принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги» явно говорят об этом. Одеяние лучшей одежды, перстня на руку и обуви на ноги есть восстановление звания сына, т.к. рабы не имели на ногах обуви и уж тем более перстня на руке. Святые отцы толкуют это место притчи как образ Таинства Крещения. Человек, осознавший неправильность своей жизни, свое погибельное состояние, приходит к Небесному Отцу чтобы стать его рабом, чтобы спасти свою душу. Господь в Крещении одевает на человека чистую белую одежду, т.к. одежда его души вся истрепана и грязна от грехов. Одевание перстня на руку есть символ дарование новокрещеному залога Духа. Обувь на ногах символизирует защиту стопов человека от скорпионов и прочих жалящих гадов, т.е. грехов, а также защиту пяты от жала древнего змия и дарование лучшей возможности попирать его главу. Не ограничившись одеждой, отец повелевает заколоть откормленного теленка, который имеет духовный образ Самого Господа Иисуса Христа, Плоть и Кровь Которого вкушают христиане и очищаются от грехов. Откормленность теленка говорит о том, что его плоть может насытить всех желающих вкусить её, равно как все желающие могут вкусить Тела и Крови Иисуса Христа в Таинстве Причащения. Объявляя повод к пиршеству, приточный отец произносит важные символические слова: «ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся». Этими словами из притчи Господь говорит нам, что грех – убивает, и человек, отходя от Бога, теряется, пропадает в шумном и суетном мире. Возвращение к Богу, отступление от порочной, греховной жизни по сути своей является воскресением человека и обретением им смысла жизни.

Но не всем возвращение пропавшего сына принесло радость. Старший сын, возвращаясь с полевых работ и узнав о причине пиршества, рассердился и не захотел вместе со всеми разделить радость о возвращении его родного брата. Он считал, что брат его как великий грешник сгинул в дальней стороне, считал такой финал брата справедливым. Себя же считал праведником, достойным уважения и большей любви отца к себе, чем к непутевому младшему брату. Не требуя у отца «и козлёнка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими», он считал это особой своей благодетелью. Как это схоже с одним из героев притчи прошлой недели: «я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю» (Лк.18:11,12). Видя пир, пение, заколотого тельца, старший брат исполняется не радости, хотя бы даже от того, что после трудных полевых работ, можно хорошо отдохнуть, выпить вина, поесть мяса, но жгучей, ядовитой зависти к вернувшемуся брату. Не внимая добрым уговорам своего родителя, он начинает упрекать отца в несправедливости, в его «не разборчивой любви», выносить свой суд над младшим братом как прелюбодеем и хамом. Не называя его своим братом, а говоря: «этот сын твой», он обнаруживает не любовь не только к брату, но и к отцу. Любящий отец на сии упреки старшего сына вновь отвечает с любовью к обоим сыновьям: «…сын мой! ты всегда со мною, и всё мое твое, а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся».

Мы все являемся в Адаме и Еве братьями и сестрами. Как приточный отец радовался возвращению своего младшего сына, так и Господь радуется обращению грешника: «Сказываю вам, что так на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии» (Лк.15:7).

К сожалению, мы склоны к самомнению и осуждению наших братьев и сестер. Каждый из нас имеет свое понятие о справедливости и желание внедрить в жизнь именно свой вариант её. Поостережемся этого! Старший сын, не смотря на приглашения отца, сам не вошел на пир радости, видя на этом пиру человека, по его мнению явно не достойного этого пира. Так и наша справедливость может захлопнуть перед нами врата Царствия Небесного!

Иерей Вячеслав Гудков

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*